Актуальные проблемы теории и истории искусства

Эмблемой конференции 2022 года выбрана работа Евгении Буравлевой "@Евгения Попова" (2022).

emblem2022 600

Евгения Буравлева

Родилась в 1980 году в Кирове. В 2000 году закончила Вятское художественное училище им. А. А. Рылова, в 2008 году — Московский государственный академический художественный институт имени В. И. Сурикова, где обучалась в мастерской П. Ф. Никонова. Стажировалась в Университете искусств в Берлине (2007). Член Московского союза художников (2009). Награждена медалью Российской Академии художеств (2007). Работает в целом ряде медиа — живописи, видеоарте, графике, мозаике. Многократно участвовала в Московской биеннале современного искусства, в российских и зарубежных выставках и арт-фестивалях. Персональные выставки проходили в галерее «Ковчег» (2017), Московском музее современного искусства (2017). Работы художницы представлены в коллекции Московского музея современного искусства и других отечественных музеев, в частных российских и зарубежных собраниях.

Арт-критики о Евгении Буравлевой:

Сергей Хачатуров: «Евгения Буравлева предпочитает пограничные состояния натуры, когда нет ярких атмосферных эффектов, свет приглушен и сочится туман, скрадывающий контуры и очертания предметов. Не сезон... Такое немотствующее состояние природы (в смысле — не расточительное и не болтливое) отсылает к урокам аскетичной и пуританской, но благородной и сложной в конструкции пространства живописи учителя художницы Павла Никонова. <...> Тревожная странность ландшафтов Буравлевой позволяет проскочить сквозь натурализм к чистой энергии световоздушной живописи. Она, каждый раз инсценированная в соответствии с арт-географией той или иной школы, помогает погрузиться в омуты памяти разных уникальных пространств и в них наконец вздохнуть полной грудью».

Жанна Васильева: «Буравлева завораживает этим балансированием — между безупречностью „сделанного“ человеком природного „вида“ и тревожной отчужденностью природного ландшафта, которую не рассмотреть без „фотоувеличения“. Эти пейзажи почти очищены от примет времени. Лишь свет, пространство, форма — остаются с человеком, попавшим в „петлю времени“».